Новости



МО «Заневское городское поселение»

Страх, как оружие

Конец января выдался жарким для российских правоохранительных органов. По стране прокатилась волна лжеминирований. На этот раз «пострадало» и Заневское городское поселение. К счастью, информация ни по одному объекту не подтвердилась.

Первые тревожные сообщения появились 21 января в городе Магнитогорске Челябинской области. Следом послания стали приходить со всех уголков России: Дальний Восток, Сибирь, Урал, Поволжье… Конечно же, не остались без внимания Москва и Подмосковье. 31 января в зону интересов злоумышленников попали Санкт-Петербург и Ленинградская область: массовые эвакуации прошли в десятках школ, больниц, торговых центров. В Северной столице и ее окрестностях за один день были эвакуированы более 20000 человек.

Во Всеволожском районе угрозы по электронной почте получили Токсовская больница, Всеволожские КМБ и роддом, школа в Мурино, а также Центр образования «Кудрово» и ТЦ «МЕГА Дыбенко».

Как рассказал директор ЦО «Кудрово» Игорь Соловьев, злополучное письмо поступило утром. В теме послания было указано: «Уведомление от службы безопасности». Прочитано оно было в 11 часов 18 минут, а уже в 11:19 началась эвакуация. Без паники, без спешки, согласно инструкциям, предусмотренным именно для такого случая. Если во время пожара людей выводят через все имеющиеся эвакуационные выходы без верхней одежды даже в холодное время года, то при угрозе террористических актов предусмотрен иной порядок действий. Игорь Юрьевич отметил, что сначала обследовали шесть основных запасных выходов, находящихся в непосредственной близости от гардероба, установили за ними контроль. Все дети были одеты и выведены на спортивную площадку.

Весь процесс занял 12 минут. За это время здание покинули 2400 человек – детсадовцы, ученики, преподаватели и персонал.

Учителя обзвонили родителей и предупредили о том, что ребята отправляются по домам. Воспитанников из начальных классов забирали мамы с папами и знакомые (по договоренности с родителями), а дошколят отвезли на Европейский проспект, 21, в садик, входящий в структуру Центра образования. Оттуда их, уже накормленных и отдохнувших, забирали родственники.

Саму школу обследовали кинологи с собаками, на место приехали сотрудники МВД, МЧС и ФСБ. Уже к 15:00 стало понятно: сигнал был ложным.

Игорь Соловьев отметил, что после этого инцидента учителя побеседовали с ребятами о правилах поведения в подобных экстремальных ситуациях.

Примерно в то же время, что и в образовательном учреждении, эвакуация прошла в другой части города Кудрово – в ТЦ «МЕГА Дыбенко». Полицейские оцепили здание. Недалеко поставили палатки, в которых покупатели ожидали окончания проверки.

На такой случай у персонала есть четкие инструкции. Еще до общей эвакуации, сотрудники детской комнаты «ИКЕИ» начинают играть с малышами в «Веревочку»: ребята друг за другом выходят на парковку. Для холодного времени года предусмотрена одежда и обувь различного размера. Комплекты рассчитаны на максимальное количество детей, которые могут единовременно находиться в комнате.

Проведенные эвакуации и последующие проверки показали, что торговые и социальные объекты готовы к подобным испытаниям. Все службы и персонал учреждений сработали на отлично. И за это всем огромное спасибо! Другое дело, что, как часто бывает при таких обстоятельствах, в социальных сетях начали появляться провокационные вбросы. Под информационными сообщениями появились комментарии, мол, мой ребенок учится в ЦО «Кудрово», он с одноклассниками бегал по всей школе, пытался из нее выбраться, но все пожарные двери были закрыты. При чтении подобных опусов у нормального человека, тем более родителя, волосы встают дыбом: мечущиеся в панике дети, не имеющие возможности спастись… Но все это «рассыпалось», когда в беседу вступила мама реального ученика, который рассказывал ей, что все выходы были открыты. Чем руководствуются люди, намеренно искажающие правду? Что это: желание покрасоваться или навредить? По большому счету, подобные вбросы можно считать соучастием в преступной деятельности лжеминеров. Осознают ли это комментаторы? Нарочно или по глупости, но они помогают злоумышленникам сеять панику и дестабилизировать обстановку. А ведь это и есть главная цель акций устрашения.

Для рассылки писем с угрозами пока нет устойчивого термина, поэтому их относят к «электронному» терроризму, который с некоторых пор прочно вошел в криминальные сводки. И несмотря на то, что, как правило, сообщения оказываются ложными, за подобные деяния предусмотрено довольно суровое наказание. Уголовная ответственность за заведомо ложные сообщения об актах терроризма установлена 207 статьей Уголовного кодекса РФ и в зависимости от целей и тяжести последствий предполагает тюремное заключение сроком до 10 лет. И, как говорят специалисты, вычислить такого террориста достаточно просто. Так, во время одной из самых массированных атак лжеминеров, которые произошли в нашей стране в сентябре 2017 года, были установлены четыре страны, откуда шли угрозы: Украина, Турция, США и Япония. В общем, перечень ни у кого не вызвал недоумения. После недавних событий называются пока что Украина и Болгария. То есть страна, пытающаяся попасть в Евросоюз всеми правдами и неправдами, и страна, на свою беду туда попавшая.

На первый взгляд может показаться, что январская провокация – это тщательно спланированная акция одной группы лиц. Но если присмотреться повнимательнее, то появляется ощущение, что действовало несколько, несвязанных между собой формирований. Вопервых, письма в Магнитогорске стилистически сильно отличаются от тех, что получили в Петербурге и Ленобласти. Самые первые сообщения были довольно безграмотными по своему содержанию. Послания, полученные позже были четко сформулированными, без ошибок, но содержали обороты, которые выдавали в авторе иностранца. Например, ни мы, ни наши украинские соседи, не говорим: «Будем коротки с вами». Во-вторых, были ведь еще и телефонные угрозы. Злоумышленники использовали IP-телефонию, проще говоря, подключали телефон к компьютеру и звонили с помощью специальных программ, которые скрывали исходящий номер. Текст сообщения стилистически не совпадал с предыдущими вариантами.

В 2017 году ущерб от ложных сообщений глава ФСБ Александр Бортников оценил в 300 миллионов рублей. Сейчас убытки только подсчитываются. Но то, что они колоссальны, нет никаких сомнений. Кроме финансовых потерь существует более серьезная проблема. По словам медиков, сильная эмоциональная реакция на страх и угрозу потери близких людей – детей, родителей – не проходит через день-два. Таким образом, растет общий фоновый уровень тревоги у населения. Поэтому мнение общества, как и два года назад, разделилось. Одни считают, что нужно ужесточить наказание, другие предлагают игнорировать угрозы. Тут, как и в любом другом деле, важна золотая середина. Возможно пересмотр 207 статьи УК РФ в части увеличения срока тюремного заключения снизит количество преступлений. Но то, что правильная линия поведения поможет избежать паники и возможных жертв – практика, успех которой доказан временем.

Кол-во просмотров: 27